vitas1917

Category:

История скрипки. Семейство Гварнери


 

Страдивари и Гварнери представляли собой целые семейства скрипичных мастеров и если мы заглянем в каталог итальянских скрипичных мастеров составленный Карелом Яловцем, то увидим, что фамилию Гварнери представляют десять различных мастеров, а семейство Страдивари как минимум три. Самыми знаменитыми представителями этих фамилий считаются Антонио Страдивари и Джузеппе Гварнери Дель Джезу. Считается, что в мире сохранилось около 650 скрипок работы Страдивари и примерно 140 — Гварнери.

«…С одной стороны, Страдивари - это скрипки, которые звучат сами по себе, у них невероятно магический звук, как будто на небесах. Скрипки Гварнери, на мой взгляд, имеют несколько более обширный диапазон звуковой палитры. На скрипках Гварнери можно даже прорычать, или гавкнуть, и в то же самое время, они обладают невероятными магическими звуковыми свойствами. Скрипки Гварнери требуют более высокого уровня мастерства игры на скрипке, но при этом дают больше возможности раскрыться своей личности. Скрипки Страдивари всегда звучат красиво, но как будто пытаются навязать свои качества тому, кто на них играет…Если обратиться к истории скрипичного исполнительства, то самые великие скрипачи (Крейслер, Хейфец, Стерн, Коган, Мильштейн и другие), предпочитали играть на скрипках Гварнери, за исключением нескольких (например, Ойстрах, который предпочитал Страдивари). Стоит также упомянуть о том, что скрипка Гварнери в два раза дороже».

Скрипач Вадим Репин

Почему одни великие скрипачи мира предпочитают играть на инструментах Страдивари, а другие на созданных Гварнери? В чем разница между Страдивари и Гварнери? И вообще, можно провести между ними какую – ни будь отличительную грань?





Удивительно то, что об Антонио Страдивари сохранилось очень много сведений, его жизненный путь расписан чуть ли не поминутно, а вот в отношении семейства Гварнери, всё совершенно не так. Существует множество самых разнообразных легенд, в том числе  и та, что Джузеппе Гварнери продал душу дьяволу и стал вампиром.

Некоторые авторы утверждают, что он жив до сих пор и что, именно он и никто другой сделал великим Никколо Паганини и время от времени вселяется в свою знаменитую «Пушку»….

Справедливым является лишь то, что до того, как звезда Паганини не заблистала на музыкальном Олимпе Европы, о скрипках Гварнери вообще мало кто знал. Может быть, именно поэтому их и осталось так мало, по сравнению с творениями Страдивари?

Основателем династии считается Андреа Гварнери (1626, Кремона - 7.XII. 1698, там же). Он учился у Амати и работал в его мастерской. Ряд исследователей отмечают, что Андреа, в отличие от Страдиварии, который, чуть позже пришёл учиться к Амати, был натурой беспокойной и импульсивной. Если Страдивари жил созданием своих скрипок, практически не замечая мир вокруг него, то Гварнери старался брать от жизни всё.

Кстати, Амати ценил его гораздо выше, чем знаменитого Страдивари.

После того, как Гварнери ушёл от Мастера и начал работать самостоятельно, он изменил модель инструмента.

Эфы инструментов Андреа не очень правильных очертаний, свод более плоский, бока низкие. Размер скрипок средний, а вот виолончелей очень большой (их деки зачастую состоят из четырёх кусков).

Работа, по сравнению со Страдивари и Амати грубоватая, но, в то же время, артистичная, возможно, в силу своей асимметричности. Лак напоминает тот, который использовал Амати, но положен гораздо большим слоем и имеет красноватый оттенок. Звук инструментов нежный и не очень сильный.

О происхождении семьи Гварнери мало что известно. Существуют записи о резчике по дереву по имени Джованни Баттиста Гверине (Giovanni Battista Guerine) — это может быть другим написанием фамилии Гварнери — жившем неподалёку от дома Николо Амати в Кремоне в 1632 году, и, возможно, родственником семьи Гварнери.

В 1641 году юный Андреа жил у Николо Амати и учился искусству лютерии (скрипичное дело).  В 1652 году, всё ещё живя у Амати, Андреа женился на Анне Марии Орчелли (Anna Maria Orcelli), дочери Орацио Орчелли (Orazio Orcelli). Молодая семья окончательно покинула дом Амати в 1654 году и, вероятно, Андреа ушёл из мастерской Амати, а также из-под его покровительства.

Они переехали в дом тестя Гварнери, Casa Orcelli, который в позже стал Casa Guarneri, «домом Гварнери». Анна Мария вскоре родила дочь Анжелу Терезу, а через год — сына Пьетро Джованни, который потом стал скрипичным мастером вслед за отцом.

В 1655 году впервые встречается указание на то, что Андреа окончательно покинул мастерскую Амати: в тексте клейма скрипки, датированной 1655 годом написано «ex Allumnis Nicolai Amati» («бывший ученик Николо Амати»). Во всех предыдущих клеймах «Alumnus» написано без приставки «ex».

Однако считается, что спустя ещё некоторое время, как Андреа Гварнери покинул мастерскую Амати, он изредка делал инструменты для своего бывшего мастера, и те несли на себе клеймо Амати.

К середине 1660-х годов в семье Андреа и Анны Марии прибавилось ещё два сына, Эусебио Амати, родившейся в 1658 г. и Джованни Батиста, в 1666 г. Несмотря на то, что Эусебио получил второе имя в честь Амати и, вероятно, тот был его крёстным отцом, третий сын Андреа, единственный из его сыновей, не стал скрипичным мастером.

Другой информации об Эусебио не имеется. Анализируя мастерство изготовления скрипок Гварнери, предполагается, что в период с 1670 по 1675 год по крайней мере старший сын Пьетро Джованни (позднее известный как Пьетро Мантуанский) начал работать в мастерской отца.

Какие-то инструменты становятся легче и прослеживается влияние Страдивари. Со временем появляются инструменты, целиком сделанные рукой Пьетро Джованни, но несущие на себе клеймо Андреа Гварнери. Однако сотрудничество отца и сына продолжалось недолго. В 1679 году Пьетро, которому тогда исполнилось 24 года, в последний раз появляется в переписи в списках живущих в доме отца. Вскоре он переезжает в Мантую и становится известным как самостоятельный мастер.

Всё дело в том, что к этому времени Антонио Страдивари стал практически монополистом в продаже скрипок и виолончелей. Старый Амати умер, а сыновья не смогли продолжить дело отца. Слава и деньги, что в семнадцатом веке, что сейчас значат очень и очень многое.

Рынок был занят, а не самая лучшая репутация Андреа не способствовала притоку клиентов. Дети, перенявшие секреты отца стали разъезжаться. Наверное, именно в этот момент и зародилось чувство неприязни и соперничества между двумя великими семействами.

Однако вскоре к занятию отца приобщается и младший сын. Джузеппе Джованни Батиста как скрипичный мастер более известен под клеймом Joseph Guarnerius, filius Andreæ. Вероятно, между первым и третьим сыновьями были и другие подмастерья и помощники, но их личности теперь не установить, хотя их работа порой чётко различима.

Сам Андреа стремился отличать работу его и его семьи от работы других сотрудников его мастерской, добавляя метку Sotto la disciplina (Под руководством…).

Андреа Гварнери стал первым мастером, который стал отмечать подобное различение; Амати никогда не поступал так, а Страдивари позднее перенял это.

Известно несколько подмастерьев, которые были зарегистрированы в доме Гварнери, а позднее стали известными скрипичными мастерами, например, Джакомо Дженнаро (1641—1646) и Паоло Гранчино.

Точная дата начала обучения Джузеппе неизвестна, однако, начиная с 1680 года, в инструментах Гварнери становится видна и его работа. И доля его участия растёт ближе к концу карьеры Гварнери-отца, превосходя родительское примерно к 1685 году.

Инструменты, выходящие из мастерской Гварнери, несут на себе влияние изделий старшего сына Андреа, хотя тот уже жил в Мантуе. Вероятно, младший брат смотрел за старшим и активно копировал какие-то его идеи, особенно если они касались контура корпуса и формы эфов (резонаторных отверстий).

Мастерская Андреа Гварнери выживала за счёт спроса на не очень дорогие инструменты, но престижного происхождения из Кремоны. Однако изредка особая клиентура дала ему возможность подняться на высокий уровень, для которого он был вполне искусен. До нас дошли около 250 инструментов Гварнери, из которых четыре альта и четырнадцать виолончелей.

В своём завещании Андреа Гварнери рассказал потомкам о горечи из-за того, что его старший сын Пьетро покинул семью и переехал в Мантую и оказался неблагодарным к семье ещё до переезда.

В наказание за то Пьетро получил меньшую долю в наследстве и был призван к ответу за различные вещи, которые он унёс с собой из дома и мастерской.

Андреа умер 7 декабря 1698 года в Кремоне и похоронен в семейном склепе своей матери в Базилике ди Сан-Доменико (которая была позже снесена, могила и останки утрачены). По меркам семнадцатого века, да и нашего тоже, это была довольно продолжительная жизнь, целых семьдесят два года. Кто знает, возможно, его долголетие, причем активное, полное сил и заполненное работой долголетие, как и долголетие Амати и Страдивари и объясняется тем, что люди всегда были в творческом поиске, постоянно заняты, постоянно в работе…

Пьетро Гварнери (18.11.1655, Кремона - 27.111.1720, Мантуя), старший сын Андреа Гварнери, возможно, также учился у Н. Амати, работал в Кремоне, затем в Мантуе. Страдивари не давал даже голову поднять конкурентам. Хотя, надо отдать ему должное, сам он работал как одержимый до самой своей смерти.

Джузеппе (Иосиф) Гварнери (22.12. 1666, Кремона - ок. 1739, там же), второй сын Андреа Гварнери, вначале свободно комбинировал форму моделей отца и Н. Амати, в дальнейшем подражал работам своего сына Джузеппе Гварнери дель Джезу. Пользовался желтым лаком с коричневым оттенком, иногда рубиново-красным.

Пьетро и Джузеппе внесли огромный вклад в развитие творческого наследия своего отца, Андреа. В этом отношении последнему повезло несказанно больше, чем Страдивари, который, по сути, так и не смог вырастить себе преемников.

И всё же, самым знаменитым в этом славном семействе считается Джузеппе Гварнери (1698 – 1744 гг.), прозванный Гварнери Дель Джезу.

Именно инструменты Гварнери Дель Джезу приблизились, а, по мнению некоторых музыкантов и экспертов даже превзошли скрипки Страдивари.

Гварнери Дель Джезу прожил всего 46 лет, что является, в общем – то нетипичным для скрипичных мастеров той эпохи. Он подписывал скрипки монограммой “IHS”, что является одним из священных знаков Христа — “Иисус Христос Спаситель”. Есть мнение, что он работал и жил в монастыре и принадлежал к религиозному ордену.

У братьев Вайнеров в романе «Визит к Минотавру» этот сюжет очень хорошо обыгран и, возможно, является довольно близким к истине. По сюжету, Дель Джезу попал в западню ордена иезуитов, расставленную сыном самого Страдивари. По сути, он работал на орден, отдавая свои творения, которые даже не показывались людям.

Некоторые авторы упоминают о мятежном характере Андреа, который, очевидно, передался его внуку и послужил причиной того, что жизнь одного из самых великих скрипичных Мастеров сложилась так трагично.

Джузеппе восхищался Страдивари, но так и не стал его учеником. Да и вряд ли подобное и могло бы произойти. Противостояние между домами Гварнери и Страдивари уже набрало силу.

О Джузеппе Гварнери и теперь известно очень мало, разве что год рождения – 1698-й. Зато ясно, что ему завидовал сам Антонио Страдивари.

Он говорил, что его собственные скрипки хотя и превосходят инструменты Гварнери мягкостью и блеском звучания, но уступают им в силе звука. Правда, Страдивари знал, что Гварнери считается пьяницей и буяном, а значит, полагал он, серьезных заказчиков ему не видать. К тому же Страдивари был очень богат. В ходу в Кремоне была даже поговорка: «богат, как Страдивари». И всё же зависть не оставляла его до конца дней.

Дель Джезу неоднократно преследовался властями, кстати, одним из его гонителей был высокопоставленный иезуит, сын Антонио Страдивари. Кто знает, возможно, и по этой причине осталось так мало сведений о его бурной и такой короткой жизни. Конкуренция, деньги, власть….

Какое искусство, о чём вы….

По сути, Гварнери создавал свои инструменты чуть больше двадцати лет, на большее ему просто не хватило жизни.

В творчестве Гварнери дель Джезу исследователи насчитывают три периода: Работы, выполненные до 1730 года, носят экспериментальный характер и характеризуют становление Мастера. Здесь еще сильно влияние деда и отца, Амати и Страдивари.

Для инструментов 1730-1742 годов характерна тщательная отделка и уже собственные, авторские находки.

В 1742-1744 годах инструменты изготовлены более небрежно, даже бедно, но своеобразный тип их звучания выявлен очень ярко.

Робрехт работы Гварнери дель Джезу, сделанная в 1728 год. Скрипка названа по имени одного из владельцев Андре Робберехтса, считается, что именно этот инструмент звучал в 1820-1830 годах при дворе короля Нидерландов Виллема I, где Робберхертс служил придворным скрипачом.

На своих этикетах от ставил инициалы "I.H.S.", означающие, вероятно, "In hoc signo" - неполное от латинского "In hoc signo vinces" ("Под этим знаменем победишь") или, возможно, "Jesus habemus socium" ("Иисус наш союзник").

Между прочим, третий этап работы дель Джезу, почти весь прошёл в тюрьме. Именно там он и создал свои последние скрипки. Просто, по другому он не мог.

За какую именно провинность был арестован Гварнери сведений нет.  Некоторые биографы смутно упоминают, что он был заключен в тюрьму за убийство конкурирующего производителя скрипок, другие, что по указанию Святой Инквизиции.  Трудно сказать. Из темницы он уже не вышел, там и умер в 1744 году. Но и в тюрьме мастер продолжал создавать скрипки – материалы и инструменты для работы приносил ему тюремщик, потом продававший творения Гварнери за бесценок. Что ж, каждый творит свой маленький гешефт и какое ему дело до истории…

Существует романтическая легенда, что в Мастера влюбилась дочь тюремщика и приносила ему все для того, чтобы Мастер мог творить. Хотя, если рассудить здраво, какие условия могут быть в тюрьме для того чтобы делать скрипки? Причём, не просто скрипки, а великие Скрипки…

Ведь сделать хорошую скрипку, тем более, по технологиям восемнадцатого века -  большое искусство. Мастера комбинировали элементы из ореха, клена и лимонного дерева. Их высушивали в течение двух лет в естественных условиях, потом вытачивали и вручную соединяли между собой натуральными клеями. Затем на подготовленные панели наносили множество слоев натурального лака из льняного масла, прополиса, винного спирта, натурального воска и сандалового экстракта. Струны мастера делали из кишок 7-8 месячных альпийских ягнят. Поэтому, это, скорее всего легенда.

Фактом остаётся то, что скрипки последнего периода творчества Гварнери внешне выглядят более небрежно и не изящно. Но именно они и прославили его имя.

Давайте просто попробуем себе представить обстановку в Кремоне того времени. На рынке безраздельно царит Страдивари.  Его мастерская завалена заказами, его имя известно всем царствующим домам Европы.

Конкуренты практически разгромлены, слава дома Амати сходит на нет, семейство Гварнери рассеяно по Италии, правда, остался один невыдержанный буян дел Джезу, но его скрипки, практически не покупают…

Безденежье, непризнание, несправедливость. А разве этого мало, чтобы элементарно заболеть? Психосоматика, знаете ли…

Тем более, время было такое, что эпидемии выкашивали Европу почти полностью. Возможно, здоровье дель Джезу было подорвано и он просто умирал. Умирал и спешил вложить всю свою душу, всего себя в своих детей, свои скрипки….

И, наверное, ему было уже совсем не важно, как они выглядели внешне, главное, чтобы у них была душа….

Пройдёт совсем немного времени и Европа узнает историю Моцарта и Сальери. И, кстати, критики до сих пор спорят, кто же из них был гениальнее…. А ведь до них были Страдивари и Гварнери……Попробуйте определить кто из них талантливее….

Вьетан Гварнери (vieuxtemps guarneri), 1742 год

Гварнери был радикалом и экспериментатором, его скрипки больше по размеру и имеют оригинальную форму. Поэтому они и звучат по-другому – ярко и певуче.

Никто так и не может объяснить, почему голоса скрипок, сделанных Гварнери, звучат так божественно. Подражатели терпеливо разбирали уникальные скрипки, измеряли каждую часть до сотых долей дюйма и делали точную копию - но так и не смогли добиться повторения волшебства. Химики исследовали лак и дерево. И все безрезультатно.

Одна из самых знаменитых скрипок Гварнери – инструмент по имени «Cannone» - «пушка».

Так ее назвал игравший на ней великий скрипач Николо Паганини за ее «дальнобойность», то есть за то, что звучание этой скрипки прекрасно ощущается во всех нюансах даже в самых, казалось бы, акустически сложных точках зрительного зала.

Как мне добиться, чтоб звучало,
От дерева, чтоб звук пошёл,
Чтоб нота душу так достала,
Чтоб миг сознания пришёл
Чтоб за секунду вспомнить детство,
Кого любил, свой первый раз,
И, чтобы вспомнить наслажденье,
Души лирический экстаз
Чтоб всё, что есть, все двери пали,
Наружу вырвался герой,
Чтобы душа запела снова,
Чтобы был я горд, перед собой
Чтоб пролетела жизнь как птица,
Всё, что сумел, и что достиг,
Чтобы душа под ритмы сердца,
Запела, что же ты старик………
Зачем тебе теперь мученья,
Ты создал инструмент по праву,
И ты собрал его в ладони,
Меняя на очках оправу
Прищурился и тронул нежно,
Смычком и выловил диезу,
Вот так создал руками скрипку
Гварнери прозванный дель Джезу

http://m.mylove.ru/yuiooore/diary/skripichniy-master/

При этом современные скрипичные мастера и эксперты, взращенные на изысканных образцах Амати и Страдивари, не пропустили бы этот инструмент даже на первый тур конкурса, - настолько он далек от идеала скрипки по внешнему виду.

Скрипку долго считали просто некрасивой и неудачной, а ее главное достоинство - звук - было оценено в полной мере лишь в 19 веке. Головка скрипки - это своеобразная «визитная карточка» мастера. На нее, прежде всего, смотрят мастера и искусствоведы.

Так вот, головка «пушки» с точки зрения современного идеала - это монстр. Все пропорции нарушены, спираль завитка неровная, работа грубая — из-под стамески, лак спекшийся, наложенный неровно, комками. Такого пренебрежения к внешней форме не позволил бы себе ни один копиист!

А для Джузеппе Гварнери это было естественно. Он был аскетом, вел монашеский образ жизни и, судя по всему, считал, что скрипке – «певице» голос важнее внешности.

Из-за внешнего не изящества форм их не раз пытались улучшить и переделать. В итоге скрипка теряла свое звучание. Сейчас в мире осталось всего около 130 скрипок работы Гварнери, они стоят сотни тысяч долларов. Только две из них, в том числе и скрипка Паганини, остались нетронутыми, и стоят они несколько миллионов долларов каждая.

Интерес к работам Гварнери проявился лишь в начале XIX века, когда скрипка стала необычайно популярной в Европе. Такой интерес был вызван триумфальными гастролями Никколо Паганини. У скрипача было семь или девять инструментов работы Страдивари, скрипки тирольских мастеров, возможно, также инструменты работы Вильома.

Но однажды некий торговец сахаром после концерта предложил Паганини купить скрипку мало известного в то время мастера, Джузеппе Гварнери, на нижней деке которой был знак “I. H. S”.

Великий музыкант влюбился в скрипку Гварнери, назвал ее “Пушка” (“Cannone”) за убийственную мощь звука и завещал родному городу Генуя.

После такой рекламы инструменты Гварнери дель Джезу стали цениться не меньше, чем творения Страдивари. В наши дни скрипка по имени “Пушка” по-прежнему хранится в одном из музеев Генуи и застрахована на 3 миллиона евро. За ней ухаживают, время от времени дают поиграть на ней талантливым молодым скрипачам.

В мае 1999 года «Пушку» привезли в Киев. Знаменитый украинский скрипач Богодар Которович играл концерт на легендарной скрипке в Оперном Театре.

Вот как он отозвался о скрипке принадлежавшей Паганини:

«…Знаете, когда я взял скрипку Паганини в руки, первое, что почувствовал, это разочарование: ведь обычно я играю на точной ее копии мастера Вильома. На репетиции «Пушка» не произвела особого впечатления, но позже, на концерте, она просто преобразилась. Это было необъяснимо, и не обошлось без мистики. Когда я играл, то вдруг почувствовал - точно за мной кто-то разыгрывается. Чувствовал только звуки, может, это иллюзия, фантазия, но мне показалось, что за мной стоит двойник. Помните, когда Паганини изображали со скрипкой, то за ним рисовали играющего дьявола…»

На скрипке «Вьетан» изготовленной Гварнери в 1741 году играли Иегуди Менухин, Ицхак Перлман и Пинхас Цукерман.

Между прочим, именем Джузеппе Гварнери назван астероид 19 185.

История скрипки, история музыки, история жизни…..

О, как разноголосо скрипки пели:

Творенья Страдивари и Гварнери,

Вильома, Гваданини и Амати –

Скрипичное невиданное пати!

Впервые вместе все они собрались,

К нам голоса их сквозь века прорвались.

И музыканта трепетные руки

Рождают в них божественные звуки.

Их голосов заслуженная слава

Взрывает зал гремящим криком «браво»!

Слились здесь воедино два таланта:

Труд мастеров и гений музыканта!

Людмила Бакштаева



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened